key

Борцы за зелень

Прокуратура зажигает
от сторонников Навального пострадали 175 кустарников кизильника блестящего (525 тысяч рублей), 15 деревьев сирени (67,5 тысяч рублей), три квадратных метра, засаженных пионами (9 тысяч), два квадратных километра газона (2,5 млн), 60 квадратных метров виолы (180 тысяч), 55 роз (247 тысяч), три квадратных метра астильбы гибридной (12 тысяч)

key

Вооруженная экономия


Долгие годы геологи обивают пороги. Они просят разрешения на ношение оружия, пишут письма, служебные записки, упрашивают депутатов и министров. И гибнут, гибнут страшной смертью, как на войне. Эти смерти — не эпизоды, это работа нашей бюрократии, жирующей на разведанных, собранных убитыми о полезных ископаемых.

Раскрывает нам глаза Новая газета на очередное преступление Кровавого Мордора.
Ну а вот если отвлечься от малоаппетитных описаний столкновений человека с живой природой, в чем основная проблема?
По версии газетчиков страшное преступление властей выглядит так:

Законодатели установили (причем не в законе «Об оружии», а в законе «О недрах»), что геологам можно выдавать оружие при работе в малообжитых районах, отсылая при этом к постановлению правительства. В постановлении, в свою очередь, указано, что это возможно только при работе по контракту с Роснедрами. Но и в этом случае оружие разрешено только геологоразведчикам и поисковикам. А вот инженерные изыскатели, работающие в тех же самых условиях, такого права не имеют.

Надо понимать, что над одним проектом могут работать до полутора тысяч изыскателей, разбитых на небольшие группы. Чтобы вы понимали масштабы: на поиск и разведку месторождений от Роснедр выделяется около 16 млрд руб. и частные компании тратят около 200–250 млрд, а инженерные изыскания требуют около 120 млрд рублей.

Другими словами получается, что вожделенного оружия лишены не все - согласно распоряжению правительства РФ от 13.06.2013 N 965-р в перечне 22 должностей, которых организация может вооружить, далеко не одни геологи. Другое дело, что перечень организаций действительно ограничен "непосредственно осуществляющими полевые работы по региональному геологическому изучению недр и геологическому изучению, включающему поиски и оценку месторождений полезных ископаемых, в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, а также в иных малонаселенных и труднодоступных местностях".
В меру своей испорченности предположу, что происходит на самом деле:
Организация, имеющая соответствующие лицензии и контракты, в принципе могла бы у себя развести всю эту тягомотину для своих штатных работников, но массу работ отдает на субподряд организациям, которые ни лицензий, ни контрактов естественно не имеют и соответственно вооружать своих работников не вправе. Т.е. встречу безоружного человека и медведя организует скорее не Кровавый Мордор, а игнорирующий все эти мелочи бизнес-процесс, в соответствии с которым нужно "отдавать на аутсорсинг" все, без чего можно обойтись для получения пресловутой лицензии недропользователя.
Но даже это еще не фатально: в конце концов на месте "вооруженных инженерных изыскателей" могла бы быть банальная вооруженная частная охрана, у которой организационно нет никаких проблем вооружиться.Но ее там не будет, ибо "дорого". Гораздо дешевле ныть в прессе и продолжать кормить медведей наемными работниками.

P.S. Про это даже как-то вскользь упоминается:

 Мы стараемся нанимать егерей с оружием, многие партнеры наши тревоги слышат. Но это как бороться с гриппом постоянным приемом антибиотиков. А надо вырабатывать собственный иммунитет, получать оружие в личное пользование. Один егерь на бригаду не закрывает проблему, геодезисты сплошь отходят на 100 и более метров от группы.

Что это за загадочный "егерь с оружием" понять решительно невозможно. Но, судя по тому, что их не хватает, вопрос стоит о выделенной на некую группу работников полулегальной/полупрофессиональной охране, на которой работодателю отчаянно хочется сэкономить..    
key

(no subject)


Долго не мог вспомнить, что мне напоминают формулировки процитированного в прошлой записи профессора
– А вот представьте себе университетскую аудиторию. Сидят молодые ребята с умными глазенками. Слушают доклад о сверхприбыли, финансовом капитале и его контроле над планетой. Думают. Прикидывают, где что и кто чей. И тут в аудиторию врываются муслимы в тюбетейках, черные лесбиянки с дредами, культурные воины в балаклавах и кто там у них еще, вся эта новая совесть мира. Понятно, с пиздофашистками во главе. Весь мульти-культи, короче. И начинается гевалт с радужными флагами. И выясняется, что кровососы и угнетатели – это не барыги из Сити или с Уолл-стрита, а обычные мужчины с белой кожей. Потому что у них привилегии.
– Какие? – спросил Капустин, нахмурив брови.
– Первая привилегия – что есть член, а вторая – что он белого цвета. Мало того, что у них привилегии, они еще говорят неправильно, потому что родители у них были реакционные мудаки и с детства учили языку ненависти. И вообще их в тюрьму надо за тестостерон. Понимаете? После этого про тех, кто зеленого печатает, уже как бы и вспоминать неудобно… Неактуальная повестка. Поэтому банки весь этот культурный марксизм потихоньку и спонсируют. Из сверхприбылей, ясное дело.
key

Классовая позиция

Как марксисты определяют классовую позицию? В основе различения эксплуататоров и эксплуатируемых лежит общественный труд: получают ли люди товары и услуги, связанные с бóльшим количеством труда, чем тот, который затрачен ими. Это общее определение, которое годится для любого классового общества — неважно, является ли оно рабовладельческим, феодальным или капиталистическим. Если вы, участвуя в общественном труде, получаете больше, чем отдаёте, вы, по крайней мере частично, принадлежите к числу эксплуататоров.
Пол Кокшотт (Paul Cockshott)
key

мы в ответе за тех, кому заплатили

Итак, что мы видим на примере судьбы А.Соколова:
1. Безобидные на первый взгляд фрики вполне могут сойти за формальный повод для привлечения к уголовной ответственности, тем более, что их идейный вождь по состоянию здоровья от возможной тюремной баланды освобожден (история про пытки сидением в плавках в отделе полиции выглядит в этом ключе особенно трогательно).
2. Все эти "краундфандинговые" сборы средств "на правое дело" с одной стороны отлично свяжут в случае чего любого сердобольного жертвователя с экстремизмом, а с другой могут быть моментально прекращены в момент особенно острой нужды в средствах.
3. К выбору адвокатов стоит подходить более ответственно, ибо кроме вызова в суд известных оппозиционеров в качестве свидетелей, есть и более действенные методы защиты.
key

Налоговый экстремизм

если бы ему платили 5 млн рублей в месяц, он бы взорвал всю Россию и все трамвайные пути

Оригинал взят у rss_epifanov в Налоговый экстремизм

http://epifanov.blogspot.com/2017/09/blog-post_54.html

«Партия налогоплательщиков России» (ПНР) официально прекратила свое существование. Однако угроза дестабилизации правовой системы и даже экономической безопасности страны, созданная ее деятельностью, по-прежнему актуальна.


key

Бывает ли оружие исключительно оборонительным...

Любопытное рассуждение az_from_belarus в Бывает ли оружие исключительно оборонительным...
Вот тут (https://aftershock.news/?q=node%2F548033&full#.e13bd5fe6c9.livejournal) разбирают сообщение о том, что РФ якобы продает Турции С400.
Кто-то говорит, что это госизмена. Кто-то возражает, что обладание кем-либо вооружениями оборонительными, не наступательного характера никакой угрозы никому не несет. Вот как!
По поводу того, несет ли угрозу наличие у противника оборонительных вооружений. Ну, с 1943 СССР вел против Германии исключительно наступательные операции. В операции "Багратион", в ходе которой освобождалась БССР и успех которой в РБ ежегодно отмечают, в этой операции наступал СССР, а германские войска оборонялись. И вот представим себе, что у них были бы не С400, а хотя бы С75 или даже проще - Шилки. Несла бы поставка таких вооружений третьему рейху (где-то в 38-39 году, когда мы еще не воевали) угрозу для СССР?
А ведь тут речь идет о комплексе достаточно мобильном. Ну представим себе на секунду такое невозможное событие, как высадку турецкого десанта в Крыму, и противовоздушную защиту Турцией этого плацдарма с помощью С400. А потом можно вспомнить, что военное планирование требует рассчитывать действия для почти любого развития события, учитывая и "немыслимое".



Есть только один ньюанс: если кто-то вооружается чьим-то оружием в мирное время, он попадает в военно техническую зависимость от страны-производителя. Про это собственно весь "агрессивный блок нато" и заточен. РФ потихоньку создает свое нато (ОДКБ), только и всего. И средства ПВО, как предельно технологическое оружие для военно-технической привязки по североатлантическому рецепту подходят больше всего. Соответственно турецкое ПВО будет эффективно в использовании С400 ровно до тех пор, пока РФ поставляет к этому комплексу запчасти и расходники, учит его операторов. Причем в отличие от автомата калашникова так просто "по лицензии" свое производство С400 Турция вряд ли развернет, особенно в условиях военного времени.